УЧЕНИЕ О КАПИТАЛИЗМЕ В. ЗОМБАРТА

Лидер последнего поколения немецкой исторической школы В. Зомбарт (1863-1941) еще при жизни считался классиком. В Германии он был даже более известен, чем Ф. Теннис, Г. Зиммель, М. Вебер. Он был хорошо осве­домлен о работах русских ученых, в частности М. Ковалевского, знал Г. Пле­ханова, с П. Струве находился в постоянной переписке и высоко ценил тру­ды А. Чаянова. Целое поколение социологов и экономистов дореволюцион­ной России выросло на его трудах, а в СССР вплоть до 1930-х гг. его сочинения были самой известной научной литературой Запада.

В своих трудах Зомбарт исследовал развитие общества, в частности — капиталистической «экономической системы», существующей в рамках со­ответствующей «экономической эпохи». Главные труды Зомбарта посвяще­ны методологическим вопросом социальных наук, строению и развитию современного общества, историческому генезису капитализма, эволюции буржуазного класса, экономической истории Западной Европы, в особенно­сти возникновению капитализма (Зомбарт собрал при этом огромный фак­тический материал), проблемам социализма и социальных движений. Сре­ди других его трудов — «Фридрих Энгельс» (Friedrich Engels, 1895), «Социа­лизм и социальные движения» (Socialism and the Social Movement, 1896),

Зомбарт начал изучение специфики со­временного западноевропейского капита­лизма почти одновременно или чуть рань­ше М. Вебера. Поэтому можно предпола­гать, что именно Зомбарт повлиял на обращение Вебера к обстоятельному ис­следованию того, что впоследствии полу­чило название социологического учения о капитализме, а не наоборот. (Даже поня­тие «капитализм» принадлежит Зомбарту, и в этом признании солидарны ведущие экономисты и социологи; и понятие «ка­питалистический дух», по мнению специ­алистов, впервые употребил Зомбарт в 1902 г., а не Вебер.) Чтобы сделать резуль­таты своих научных поисков предметом широкого обсуждения, они совместно ре­дактировали журнал, к первому выпуску (1904) которого они написали совместную вступительную статью. Зомбарт был из­бран первым председателем Немецкого социологического общества и оказал немалое влияние на становление европейской социологии начала XX в. в целом. А начинал он как приверженец социалистических идей и прослыл знатоком марксизма. Первым в университетах Германии он ввел в 1892-1893 гг. семинар по Марксу, нарушив табу и поплатившись за это. В ранних работах (1894, 1896, 1902) испытал влияние марксизма, в даль­нейшем выступал против исторического материализма и экономическо­го учения К. Маркса. Его творчество претерпело весьма странную эволю­цию — от романтических и социалистических идей в самом начале до кон­сервативных и нацистских в конце жизненного пути. Последняя его работа «Немецкий социализм», переведенная в 1934 г. на английский язык пол названием «Новая социальная философия», содержала откровенно пронацистские идеи и была направлена против Великобритании, считавшейся родиной европейского капитализма.

Зомбарт понимает социологию достаточно широко — как познание жиз­ни людей, включая и человеческую культуру, точнее как систематическое знание о конкретных фактах жизнедеятельности человеческого общества. опирающееся на эмпирию и опыт. Как и Вебер, Зомбарт начал анализиро­вать современный капитализм не сразу. Предварительно он провел конк­ретное исследование аграрной сферы. Во второй половине 1880-х гг. в те­чение нескольких лет он изучал формирование капиталистических отно­шений в аграрной итальянской области Римская Кампанья. Пытаясь соединить эмпирическое изучение экономики и теоретическое объяснение общественной жизни, Зомбарт разработал понятие «экономической систе­мы» как некой целостности, вызывающей к жизни специфические для нее экономические институты и представляющей собой выражение «духа» об­щества (при этом Зомбарт отождествляет понятия духа и общества). Зом­барт попытался создать свою теорию первоначального накопления капита­ла, выдвинув в качестве основного источника накопления аккумуляцию феодальной земельной ренты.

При сравнении концепций капитализма Вебера и Зомбарта, которые во многом схожи, четко выделяются принципиальные отличия: понимание Зомбартом капитализма как уникального, а Вебером как универсального исторического явления; отведение главной роли в формировании современ­ного капитализма протестантской этике у Вебера и любой форме религии у Зомбарта1; расхождение в источниках и сроках появления капитализма: если Вебер связывал капитализм с протестантизмом и относил к Германии и Швейцарии XVI в., то Зомбарт находил его в зрелом виде уже во Флоренции XV в.2; провозглашение принципа воздержания от оценочных суждений и последовательное его применение на практике у Вебера и постоянное нару­шение этических канонов, субъективизм и пристрастность оценок у Зомбар­та; различная трактовка Зомбартом и Вебером тех человеческих качеств. которые помогли возникнуть европейскому капитализму.

Свою концепцию Зомбарт основывал на анализе культуры, понимая пол ней прежде всего сумму духовных факторов. У Зомбарта решающее значе­ние имели три типа факторов — организационные, технологические, куль­турные. Культура понималась им не как совокупность музеев, художествен­ных произведений и этических принципов, а как «хозяйственный дух», весьма напоминающий «стиль хозяйствования» Артура Шпитгоффа\ который обозначал этой категорией форму или образ, принимаемые хозяйственной деятельностью в определенную эпоху.

В. Зомбарт рассматривал протестантизм как идеализацию евангельской бедности, проповедь кото­рой, призывая к неистовой скаредности, представляла собой доктрину мелких лавочников. Некоторые специалисты, в частности Оливер Кокс, относили начало формирования капитали ;ма к еще более раннему времени, а именно отдавали пальму первенства Венеции XI в.

Корни капитализма, согласно учению Зомбарта, надо искать не в эконо­мической реальности, а в идеях, прежде всего в идеях европейского Просве­щения, идеалах разума и контроля над природой. Зомбарт настаивал на том, что капитализм развился из свойств человеческого мышления и поведения, упростивших переход к новому хозяйственному укладу. Под хозяйственным духом, которым были одержимы все поколения европейских буржуа, под­разумевались неутомимость, безграничная предприимчивость, стремление к обогащению, конкуренция и рациональность.

Если Вебер видел в протестантизме один из основных элементов форми­рования капитализма, то у Зомбарта перводвигателем выступает любая ре­лигия, в частности иудаизм. Он сомневался в способности протестантизма служить духовной родиной европейского капитализма, некой исторической закваской, из которой впоследствии появился «дух капитализма». В связи с этим Зомбарт прямо указывал на негативную роль протестантизма в своей книге «Буржуа»4:

Протестантизм означает прежде всего серьезную опасность во всех от­ношениях для капитализма и в особенности для капиталистического хо­зяйственного образа мыслей. Это и не могло ведь быть иначе. Капита­лизм — как на него ни смотреть и как его ни оценивать — происходит из мирского начала, он «от мира сего», и поэтому он всегда будет нахо­дить тем более приверженцев, чем более взгляд людей будет устремлен на радости этого земного мира, и поэтому же он всегда будет ненавидим и проклинаем людьми, для которых все земное имеет значение только приготовления к жизни в новом мире. Всякое углубление религиозно­го чувства должно порождать безразличное отношение ко всем хозяй­ственным вещам, а безразличие по отношению к хозяйственному ус­пеху означает ослабление и разложение капиталистического духа. А так как реформационное движение, без сомнения, имело последствием внутреннее углубление человека и усиление метафизической потребно­сти, то капиталистические интересы вначале должны были понести ущерб по мере распространения духа Реформации. У лютеранства это анти капиталистическое настроение еще усиливалось массивно-домохозяйственным образом мыслей самого Лютера, который в своей хозяйственной философии уходил далеко назад от учения Фомы Аквинского. И мы можем, не думая долго, сказать, что в странах, где лютеранство становится господствующим, воздействие религии на хо­зяйственную жизнь — поскольку оно вообще имело место — свелось, несомненно, не к способствованию, но безусловно скорее к препятствованию капиталистической тенденции.

Зомбарт говорил, что для капиталистического производства наиболее пригоден именно переселенец, не связанный со страной, — тот, для кого эта страна является не родной землей, а «недвижимостью». В качестве примера он приводил США, экономическому процветанию которых в решающей сте­пени способствовали европейские мигранты. Немалую роль в капиталисти­ческом развитии Германии играли переселившиеся туда из Франции проте­станты, гугеноты и евреи. Носителями капиталистического духа у него вы­ступают евреи, которым в наибольшей мере присущи бережливость. расчетливость и стремление к деньгам. Все факторы, повлиявшие на станов­ление капиталистического духа, взяты из идей иудаистской религии, указы­вал Зомбарт. Культурные стереотипы иудаизма мало чем отличались от по­веденческих нормативов протестантизма и потому могли вполне проявить себя как катализатор капитализма. Именно евреи Центральной и Северной Европы с их религиозной твердостью, беспокойным духом и неукорененно­стью среди других народов являлись, согласно Зомбарту, носителями капи­талистического духа suigeneris. История приготовила им роль торгового на­рода. Расселяясь в городах, они рас­пространяли там капиталистический дух. Страны, принимавшие евреев, вскоре начали экономически процве­тать. Это Германия, Голландия, Фран­ция и Англия. Страны, их изгонявшие, например Испания, Португалия, эко­номически хирели и надолго исчезали из ряда экономических лидеров Ев­ропы. Книга «Евреи и хозяйственная жизнь», где рассматривались эти воп­росы, стала модной в Германии, хотя из-за нее он нажил много врагов среди европейских интеллектуалов, обвинявших Зомбарта в антисемитизме.

В своих поздних произведениях (после 1913 г.) Зомбарт смягчил перво­начальную позицию, пытаясь обнаружить исторические корни капитализма в развитии городов и торговли. На этот раз всю вину за развитие капитализ­ма, к которому он не питал симпатий, Зомбарт возложил на женщин. Соглас­но его воззрениям этого периода, именно они составили по преимуществу праздный средний класс нарождающегося капиталистического общества. Представительницы прекрасного пола требовали от мужчин постоянного внимания, дорогих подарков и роскоши, а это способствовало в конечном счете развитию торговли, процветанию ремесел и развитию текстильной промышленности — колыбели индустриальной революции, свершившейся в Англии. Таким образом, мотивирующей силой возникновения капиталис­тического духа явились женщины, а его носителями — стремившиеся угодить их прихотям мужчины.

Общим для Вебера и Зомбарта было признание лидирующей роли в ге­незисе капитализма не экономических, а культурно-этических и религи­озных факторов. В этом Вебер и Зомбарт не только расходились с Марк­сом, но и сознательно противопоставляли ему свои принципы. В работе «Буржуа» Зомбарт показывает, что сам факт возникновения буржуа-пред­принимателя явился величайшим историческим событием в сфере культу­ры и духа. Зомбарт исходил из простой идеи, известной еще со времен ан­тичности: эпоха — это дух. Экономика каждой эпохи есть явление духов­ной жизни в той мере, как ее любой продукт, а предпринимательство — не экономическое, но метаэкономическое явление, корни которого надо ис­кать в европейской душе. Сам по себе капитализм — высшее достижение человеческого духа и культуры.

Отдавая симпатии предприимчивому буржуа, Зомбарт с тревогой наблю­дал за усиливающейся бюрократизацией жизни. В двухтомном труде «Совре­менный капитализм» (1902) Зомбарт рассматривает экономическую историю на большом временном отрезке и огромном фактическом материале. Здесь он обращается к родоплеменному строю, рабовладению, натуральному хо­зяйству и капитализму. На основе обобщения исторического материала он строит собственную периодизацию капитализма, включающую ранний, раз­витой и поздний этапы. Его концепция периодизации капитализма была принята в социальной науке, получив высокую оценку ведущих общество­ведов Европы.

Зомбарта, как и его учителя Г. Шмоллера, относят к числу видных эконо­мистов и социологов. И хотя в его учении заметны следы влияния работ К. Маркса, Зомбарт сознательно и целенаправленно боролся с историческим материализмом. Он отрицал существование общественных классов. Действи­тельно, рассуждал Зомбарт, ни пролетариат, ни буржуазия внутри себя не яв­ляются чем-то целостным. Напротив, они состоят из различных социальных групп, которые отличаются друг от друга экономическим положением.


7240885052532374.html
7240926314684492.html
    PR.RU™